«Високосный 2020 – итоги. Перспективы 2021» Аналитика от ведущих экспертов отрасли






«Високосный 2020 – итоги. Перспективы 2021» Аналитика от ведущих экспертов отрасли

Пандемия пандемией, а итоги подводить надо — проанализировать, как было, подумать над тем, как будет, и послушать, как надо. Поэтому мы собрали сегодня мнения ведущих аграрных и финансовых экспертов. Какова нынешняя ситуация на мировом продовольственном рынке, стоит ли опасаться разорения фермерских хозяйств в пандемию, в чём преимущества и риски инвестиций в сельхозземлю, действительно ли ослабление рубля выгодно для аграриев и многие другие важные вопросы будут затронуты в нашем новом проекте «Високосный 2020-й – итоги. Перспективы 2021-го». Андрей Мовчан: «Земля – актив дорогой, но не перемещаемый». Инвестиции в агросектор: возможности и риски Известный специалист по макроэкономике Андрей Мовчан, основатель группы компаний по управлению инвестициями Movchan`s Group, в последнее время проживает в Лондоне. Он часто комментирует в СМИ процессы в экономике и финансовой сфере. Но крайне редко высказывается об агросекторе. Тем интересней было нам расспросить его о происходящих процессах в сельском хозяйстве. И, разумеется, узнать его мнение по инвестициям. Прежде всего нас интересовало влияние пандемии на мировой рынок продовольствия. Не сворачивается ли он, как считают некоторые аналитики, из-за сокращения турпотоков, ограничений работы ресторанов и баров и вообще вследствие удалёнки и малоподвижного образа жизни людей? Андрей Мовчан не видит повода для беспокойства, в частности, для экспортёров продовольствия. Потребление продуктов в мире, наоборот, растёт, что подтверждает глобальная статистика, говорит он. Причём толкают к этому не только древние инстинкты пополнять запасы в кризис. В качестве одного из примеров эксперт называет популярную нынче доставку продуктов из магазина на дом, когда заказываешь обычно с запасом, а привозят не совсем то, что сам выбираешь на полках, отсюда рост утилизации. – Я как макроэкономист не вижу причин говорить о том, что пандемия вызвала сужение рынка. Скорее, наоборот. Она вызвала некоторое перераспределение в цепочках поставок, она вызвала некоторое перераспределение в продуктах питания, которые потребляются, особенно в странах слабых, где экономика сильно упала и доходы населения сильно упали. Но, в общем и целом, она, скорее, привела даже к тому, что эффективность потребления снизилась, а значит, объём потребления вырос, – делает вывод Андрей Мовчан. Тем не менее перспективы сельхозбизнеса в более отдалённой перспективе отнюдь не радужные, считает макро­экономист. Высокая конкуренция среди фермеров приведёт к неизбежному падению маржи даже на фоне растущего потребления продуктов питания. "Земля - актив дорогой, но не перемещаемый". Инвестиции в агросектор: возможности и риски – Сейчас, чтобы конкурировать на рынке, вы вынуждены всё больше и больше использовать высокие технологии – от специальной обработки посевного зерна до распыления удобрений и контроля за ростом растений. И производители этих технологий, этого оборудования отбирают всё большую долю конечной маржи, – аргументирует Андрей Мовчан. – Фактически конечное сельское хозяйство, заключающееся в том, чтобы произвести сельскохозяйственный продукт, идёт постепенно к нулевой марже. И эта история печальна. Но она, к сожалению, неизбежна. Так построен сегодняшний мировой рынок продуктов питания, что в течение 10-15 лет, скорее всего, сельское хозяйство чистое, без каких-то дополнительных производств, перестанет приносить прибыль вообще. Впрочем, такая перспектива в первую очередь коснётся стран с высокоразвитым сельским хозяйством, где и урожайность, и доходность гектара в разы выше российских. Что касается России, то у нас успешные аграрии активно инвестируют сегодня в приобретение качественных сельхозземель и в технологии. Андрей Мовчан согласен, что наш чернозём – «актив очень дорогой», к тому же строго ограниченный в размерах. Но в портфеле своей компании этот актив не держит. Почему? – Земля, в отличие, допустим, от золота, это не актив, который существует сам по себе. Если землю профессионально не обрабатывать, то она будет приносить убытки. Если даже вы профессионально обрабатываете землю, то вы должны быть встроены в логистические цепочки очень правильно, иначе вы не будете прибыльны. И, кроме того, земля – это актив, который по своему определению не перемещаемый. В отличие, скажем, от финансовых инвестиций, в отличие даже от производства, – излагает свою точку зрения эксперт. – Вы не можете взять землю и переместить в тот регион, где губернатор относится к вам лучше или где просто лучше выполняются законы. Поэтому рынок земли – это рынок, ограниченный теми игроками, которые тем или иным образом хорошо приспособлены к региону. Комментируя приоритетный интерес аграриев юга России инвестировать в технологии производства экспортных культур, Андрей Мовчан счёл этот тренд вполне оправданным. Причём, по его мнению, в этом заинтересован как агробизнес, нацеленный на получение прибыли, так и государство, которому важно получать общепризнанную на мировом рынке валюту. – И в этом смысле приток стабильной валюты, скажем доллара или евро, в страну крайне важен для поддержания торгового баланса в этой стране, – заявил он. – Именно поэтому аграрную деятельность в России субсидируют в первую очередь. Не только и не столько потому, что аграрии должны кормить население (они так и так население прокормили бы, сейчас нет угрозы голода), а потому, что аграрии являются источником, пусть и не самым большим, валютных поступлений в страну. Поэтому я не думаю, что что бы ни происходило в ближайшие годы, правительство будет отказываться от своих планов, скажем, субсидирования кредитной ставки, сниженного налогообложения и других льгот для аграриев, позволяющих им эту валюту в страну приносить. Что касается курса рубля на ближайшие полгода, то он, по прогнозу собеседника, не претерпит серьёзных изменений («Я не вижу причин для обвала»). – И, конечно, мы не ждём какого-то бурного роста экономики в России. Но тем не менее катастрофы не просматривается, – отметил Андрей Мовчан. – И в этом смысле я бы не боялся падения до 100 (рублей за доллар. – Прим. ред.), например, в ближайшие полгода. Я не вижу, как оно может произойти. Да, в общем, и до 85 тоже. Я думаю, что мы в диапазоне 73-80 будем перемещаться в зависимости от ситуации. Может быть, даже у рубля сейчас будет период укрепления за счёт того, что растёт цена на нефть. То есть таких резких движений я бы не боялся. Разговор с директором государственного центра агрохимслужбы «Ростовский» доктором биологических наук профессором Ольгой Назаренко мы начали с оценки ситуации на главном – озимом поле юга России. Ситуация эта непростая, если не сказать – тревожная. Она, по мнению Ольги Георгиевны, хуже, чем в череду предыдущих лет, в том числе хуже прошлогодней. Ссылаясь на результаты наблюдений своего центра, доктор наук аргументирует: количество осадков с первой декады августа по третью декаду ноября в нынешнем году в Ростовской области по сравнению с 2016 годом снизилось на 40% и даже по сравнению с прошлым, довольно засушливым годом этот показатель оказался ниже на 21%! Дефицит и неравномерность влаги вызвали невероятную пестроту на озимом клине: где-то раскустившаяся пшеница, где-то 2-3 листа, где-то шильце, а где-то нет всходов совсем. Причём по стадии кущения лучший показатель в северо-западной зоне области – 20%. В остальных и того меньше, а в цент­ральной орошаемой их нет вовсе. В то же время довольно тревожная для нынешней зимы фаза 2-3 листа характерна для значительной части полей региона – от 20% на севере до 45% на юге. – Если растения находятся в фазе 2-4 листа, это самая уязвимая фаза в тех погодных условиях, которые складываются сейчас. Даже всходы имеют преимущество. Учитывая, что у нас сейчас минусовые температуры довольно низкие – в пределах минус 7-12 градусов, такие посевы более уязвимы, чем всходы или посевы в стадии кущения, – объясняет Ольга Назаренко. Похожая картина, по словам собеседницы, складывается на полях соседнего Ставрополья. А вот на Кубани ситуация несколько лучше, поскольку и осадков было побольше, и выпадали они по территории равномернее. Пестрота обстановки потребует еженедельного мониторинга состояния посевов, считает директор агрохимцентра. А по итогам – отдельного решения буквально по каждому полю. Причём площади, на которых сейчас нет всходов, не должны чересчур беспокоить крестьянина, считает собеседница. Есть надежда после выхода из зимовки при правильной организации агрохимических мероприятий и уходных работ получить достойный урожай на этих полях. Эксперт ссылается на пример 2012 года, когда осенью запасы влаги были близки к нынешним значениям и в Приазовской зоне многие поля ушли в зиму голыми. Но грамотная работа агрономов следующей весной позволила получить хорошие всходы и достойный урожай. Тем не менее и состояние не взошедших растений сейчас важно отслеживать. – Я призываю всех сельхозтоваропроизводителей вот в эту зиму просто не уходить с поля. Нужно всё время отслеживать состояние не только взошедших растений, но и не взошедших, – подчёркивает эксперт. – Потому что ситуация может меняться через неделю. Нужно обязательно брать монолиты, приносить в тепло и смотреть, что происходит, потому что в поле не всегда можно понять, живое это растение или не живое. В поле мы увидим это уже потом и в спешке будем принимать решение: искать семена для пересева, дополнительные объёмы минеральных удобрений… Что касается удобрений, то ими в значительных количест­вах необходимо запасаться уже сейчас, если этого кто-то ещё не сделал. – Запас азота как минимум четырёх подкормок нужно будет иметь, учитывая, что большая часть полей у нас или всходы, или отсутствие всходов, или 2-3 листа. Объём азотных удобрений нам понадобится существенный. Дозы уточним уже весной, – отмечает доктор наук. – Быстро пробудить растения после зимы и поддержать развитие корневой системы помогает органо-минеральный препарат ФУЛХУМ, - говорит к. с-х. н., руководитель агрономического отдела НПО «Багратион» Наталия Малютина. - Применение ФУЛХУМ в баковой смеси с марганцем и медью (Cupran, Coptrac в дозе 0,3 л/га) – гарантия того, что корневая система сможет выкормить все продуктивные побеги. Читать подробнее... Форма удобрений на последующие подкормки может быть разная. А на первую, ранне-весеннюю, это обязательно аммиачная селитра, делает акцент Ольга Назаренко. Потому что в аммиачной селитре нитратный азот, который сразу же используется растениями. Да, аммонийный азот лучше поглощается растением, соглашается она, но не нужно забывать, что у нас карбонатные почвы. Что аммоний, который попадает в почву, сразу же закрепляется в ней. И поэтому его нет в почвенном растворе. А нитратная форма остаётся в почвенном растворе. Поэтому, когда ещё не работают микроорганизмы, когда ещё слабая активность корневой системы и нет интенсивных корневых выделений, нужно «преподнести растению этот азот прямо на блюдечке». От каких типичных ошибок предостерегает учёный? Прежде всего от применения сульфата аммония по мёрзло-талой почве. – Это бесполезное занятие, – утверждает Ольга Назаренко. – Потому что, во-первых, это аммонийная форма азота; во-вторых, даже если вы хотите пополнить запас серы, не нужно разбрасывать серу по поверхности. Она так там и останется. Хотя есть данные о том, что сера хорошо мигрирует по профилю почвы. Но это в более лёгких почвах по гранулометрическому составу. У нас почвы очень тяжёлые. И особенно юг, Приазовская зона, Центральная зона, восток. В этом случае однозначно не стоит использовать сульфат аммония для ранне-весенней подкормки по мёрзло-талой почве. А вот дальше, когда идёт нарастание температур, можно использовать сульфат аммония. Но, опять же, не для пополнения серы, а именно для того, чтобы отрегулировать азотное питание. А с серой нужно работать осенью. Масличные подешевеют, но посевы вырастут. Исполнительный директор Масложирового союза о том, каким он видит рынок масличных после повышения пошлины Масложировой союз можно назвать главным ньюсмейкером 2020 года: по количеству предложений в правительство он обошёл, пожалуй, другие ассоциации. И все эти обращения касались необходимос­ти ограничить экспорт масличных, что, в конечном итоге в том или ином виде реализовывалось. Для чего эти ограничения нужны и какого эффекта следует ждать на рынке, рассказал исполнительный директор Масложирового союза Михаил Мальцев. – После вступления России в ВТО пошлины на подсолнечник и рапс были снижены с 20 до 6,5%, на сою – до нуля. В результате у нас произошёл диспаритет цен: стоимость сырья на экспорте стала выше, чем стоимость продуктов, произведённых из него. Этот перекос мы пытались исправить разными способами, в том числе предлагая ограничивать экспорт и повышать пошлину, – сообщил Михаил Мальцев. Он рассказал, что в 2019/20 масличном сезоне экспорт подсолнечника вырос в четыре раза: этому способствовал рост мировых цен в 1,5 раза, до рекордных значений на фоне снижения урожая в России и на Украине, рост курса доллара. Масличные подешевеют, но посевы вырастут. Каким будет рынок масличных после повышения пошлины Вслед за мировыми резко выросли цены и внутри страны, переработчики работают, по словам Мальцева, с нулевой маржой, «порой уходят и в минус». Эффект от повышения пошлины на рынке уже есть: «Цены развернулись, мы видим снижение порядка 20%. В первом полугодии 2021 года рассчитываем на уровень цен на подсолнечник при текущем курсе доллара около 33-34 тыс. руб./т». Это максимальные цены на юге России, в других регионах, по мнению Мальцева, они будут меньше. На рапс также ожидается снижение цен не менее чем на 20-25%. Он заявил, что в ближайшее время Масложировой союз продолжит лоббировать принятие аналогичного решения и по сое: пакет документов уже подготовлен, его планируют внести в Минэкономразвития. – С новыми пошлинами экспорт станет невыгодным. Экспортный паритет находится на уровне 28 тыс. руб./т. Когда я говорил об уровне цен на подсолнечник 33-34 руб., надо понимать, что это тот уровень, который позволяет переработчикам обеспечить доступную для потребителя цену на масло в рознице и при этом получить минимальную маржу в районе 5%. Естественно, при 33 рублях на внутреннем рынке никто на экспорт по 28 рублей не повезёт. Поэтому повышение пошлины – это, фактически, закрытие экспорта, – высказал своё мнение Мальцев. Анализируя опыт других стран по регулированию и защите рынка, Мальцев отметил Украину и Китай, которые пользуются другим, более эффективным барьером для экспорта сырья – применение дифференцированной ставки НДС. По его словам, Масложировой союз предлагает также ввести соответствующие изменения в Налоговый кодекс: «Если страна не заинтересована в экспорте сырья, а только переработанной продукции, зачем применять стимулирующую ставку при экспорте подсолнечника? Китайский опыт показывает, что дифференцированная ставка НДС – достаточно гибкая мера, которую можно применять в зависимости от изменения конъюнктуры рынка. Такие изменения были бы полезны в целом для экономики». Утверждения о том, что ограничения экспорта могли стать причиной снижения урожайности подсолнечника в 2020 году, Мальцев назвал «спекуляцией чис­той воды»: «Это чисто климатический, природный эффект. И посевные площади не снизились, а выросли: ожидаемый план посевов до введения ограничений был 8,2 млн га, а в итоге посеяли 8,6 млн га. Есть хайполовы, которые пытаются поймать хайп на этой истории, фундаментальных оснований для снижения посевов нет. Экономика в этом году у сельхозпроизводителей 300%. А после введения пошлины будет 200%. Поэтому говорить о снижении объёмов производства я не вижу оснований, при такой марже масличные остаются самыми маржинальными культурами». Директор Масложирового союза отметил, что действительно аграрии работают в условиях ограниченных ресурсов, а подсолнечник традиционно в России считается страховой культурой. Поэтому высокую прибыль, которую получили в этом году от урожая зерновых, целесообразно вложить в развитие технологии возделывания масличных. Резерв для повышения урожайности и рентабельности – в переходе на четырёхпольную систему возделывания подсолнечника. Агробиотехнология: повышает продуктивность культур, восстанавливает плодородие почвы Как заявил Михаил Мальцев, дефицит сырья маслозаводы почувствуют лишь в следующем году. Сейчас большинство работает на остатках урожая 2019 года. Но даже при условии полного закрытия экспорта и направления всего имеющегося урожая на внутреннюю переработку мощности маслозаводов будут загружены лишь на 70%. – Нацпроект «Экспорт продукции АПК» предусматривает рост перерабатывающих мощностей на 7 млн т, в 2021 году они увеличатся на 2,5 млн, до 26 млн т. Поэтому недостаток сырья есть всегда и будет. Надеемся, что благодаря пошлине объёмы переработки вырастут и мы будем экспортировать переработанную продукцию, а не сырьё. При этом ограничение экспорта сузит предложение сырья на мировом рынке, цены на масличные могут ещё подрасти. Поскольку объёмы будут ограничены, надеемся, что это даст эффект, прежде всего, на стоимость подсолнечного масла на рынке. Думаю, что цена 1,1-1,150 тыс. дол./т на масло сохранится до конца текущего сезона. Отвечая же на вопрос об инициативе Минэкономразвития ввести экспортную пошлину на масло в случае роста внутренних цен для потребителей, Михаил Мальцев сказал, что считает это избыточной мерой. Сдержать цены маслозаводы обещают в рамках подписанного соглашения с розничными сетями. – Никаких предпосылок, чтобы вводить пошлину на масло, мы не видим. Эффект от этого может быть крайне негативным и поставит отрасль на грань банкротства. Экспортная пошлина на масло – лечение головной боли путём отсечения головы, – высказал свою позицию представитель маслопереработки. На простоях сельхозтехники аграрии теряют миллионы. Как увеличить производительность комбайна, сеялки, опрыскивателя В 2021 году экономика заставит растениеводов принимать технологичные решения ...Идут два студента по Африке и встречают льва. Первый сбрасывает рюкзак и начинает быстро переобуваться в кроссовки. Второй обречённо смотрит на него: «Лев быстрее». «Ну и что? – отвечает первый. – Главное, что я буду бежать быстрее тебя». – Это анекдот о конкуренции, – говорит основатель компании «Лилиани» Армен Налбандян. – Того, кто бежит последним, рынок съедает в первую очередь. Конкуренция заставляет хозяйства постоянно думать о своей эффективности: увеличивать производительность труда, сокращать себестоимость продукции, внедрять цифровизацию. Компании «Лилиани» удалось решить одну из больших проблем растениеводства – простой сельхозтехники, занятой в различных операциях. Например, в уборке. Теряем миллионы на простое техники. Как увеличить производительность комбайна, сеялки, опрыскивателя – Каким бы производительным ни был комбайн, он не сможет работать на полную мощь, если 30% времени будет тратить на то, чтобы стыковаться с «Камазом» и выгружать зерно. Эти потери времени в хозяйствах воспринимаются как норма, но это не норма! Мы можем эти потери убрать, – говорит Армен Вемирович. Между комбайном и «Камазом» «Лилиани» предлагает включить «третье звено» – бункер-перегрузчик, который позволит безостановочно убирать зерно. – С бункером-перегрузчиком обмолот зерна происходит беспрерывным потоком – как если бы вы всю жизнь носили воду вёдрами, а потом у вас появился водопровод, – объясняет Армен Налбандян. – Внедрение перегрузчиков позволяет на 40% увеличить производительность комбайна и в два раза – грузовиков, отвозящих зерно с поля. Безостановочная уборка вкупе с технологией хранения зерна в рукавах даёт хозяйству возможность не только проводить уборку в сжатые сроки, но и начинать её раньше – приступать к жатве при влажности зерна 20-22%. – Пару лет назад мы провели эксперимент в ГК «Светлый»: заложили летом на хранение два рукава с влажным зерном (в районе 18%). Зимой сохранившееся влажное зерно смиксовали с пересушенным, которое имелось в хозяйстве (10% влажности), и на выходе получили кондиционную пшеницу, которая без проблем была продана. Хозяйство ни копейки не потратило на сушку зерна и ни копейки не потеряло оттого, что часть зерна была пересушенной. На следующий год «Светлый» перешло на массовое применение этой технологии. Все наши клиенты, которые перешли на трёхзвенную уборку и хранение в рукавах, уже не возвращаются к традиционной схеме работы. Почему? Потому что с технологией, которую предлагает «Лилиани», хозяйство убирает всё, что смогло вырастить, без потерь. Третий класс не становится «четвёркой», 50 ц/га не превращаются в 45 ц/га, натура из 790 г/л не становится 720 г/л. Если перевести эти традиционные потери в деньги, получается колоссальная цифра. На сайте «Лилиани» есть калькулятор – он рассчитывает эффект, который получает хозяйство от внедрения технологии. Ради эксперимента Армен Вемирович ввёл в расчётную часть нынешние цены на пшеницу и предполагаемый объём инвестиций в технику «Лилиани» для типового хозяйства (с размером зернового клина 5 000 га). Были заданы условия – отказ от приобретения новых комбайнов и переход на трёхзвенную уборку с использованием пяти бункеров-перегрузчиков (на 13 комбайнов) суммарной стоимостью около 16 млн. рублей. Поразил результат моделирования: благодаря сокращению продолжительности уборки и сева (в среднем на 30%) данное «хозяйство» увеличило ежегодную прибыль на 207 млн рублей. – Это означает 13-кратную отдачу от вложенного рубля уже в первый год, – говорит Армен Вемирович. – Наша техника окупает себя за первую же уборочную страду. При этом бункеры-перегрузчики могут использоваться и во время сева – для загрузки посевного комплекса (эффективность сеялки благодаря «третьему звену» увеличивается на 30-40%), и при обработках посевов («скоростная» загрузка удобрений в разбрасыватели убыстряет процесс на 50-60%). В следующем году «Лилиани» выпустит на рынок новинку – бункеры, оснащённые растворным узлом и способные перевозить воду, СЗР, маточный раствор или жидкие удобрения (КАС). При этом скорость переливания составит 1 600 литров за минуту! – Технологии, которые мы предлагаем, увеличивают эффективность всего парка сельхозтехники в хозяйстве и позволяют рационально использовать финансовые ресурсы, – говорит Армен Налбандян. – Допустим, в хозяйстве есть десять комбайнов и требуется купить ещё столько же, но денег – только 10 миллионов рублей. На эти средства можно приобрести один комбайн, который в уборку погоды не сделает. А можно – четыре бункера-перегрузчика, производительность которых вместе с десятью комбайнами будет равна производительности 14 комбайнов. Экономика сельского хозяйства сегодня требует, чтобы мы применяли технологичные решения, а не просто добавляли в свой парк комбайны и сеялки. Нет смысла покупать дорогую технику, если она не будет загружена на 100%. Являясь российским производителем сельхозтехники, компания «Лилиани» участвует во всех видах господдержки: на бункеры-перегрузчики и системы хранения зерна распространяются федеральная скидка по программе 1432, программы льготного лизинга «Росагролизинга» и льготного инвестиционного кредитования. – В декабре компания «Росагролизинг» запустила акцию «Раннее бронирование»: до конца года хозяйства могут приобрести нашу технику в лизинг по специальным ценам с отсрочкой платежа до 1 сентября 2021 года, – говорит Армен Налбандян. – Мне кажется, это хороший шанс приобрести технику с высокой отдачей и уже в следующем году получить 13-кратный эффект. Главное помнить, что съедают последнего. Не надо ждать, пока эффективную технологию внедрит сосед: иначе завтра он из соседа превратится в работодателя. Дифференцированные сев, питание, десикация – тренд современного сельского хозяйства На наши вопросы отвечает Алексей Трубников, директор ООО «Агроноут» – экспертной компании в области почвоведения и агротехнологий. – Компания «Агроноут» специализируется на дифференцированном внесении удобрений. Тем не менее в последнее время с вами консультируются те, кто приобретает сельхозземли. Почему? – Сегодня, особенно в центральной России, очень большой спрос на куплю-продажу земли и много сделок, которые представляют собой кота в мешке. Поэтому люди хотят провести оценку на стадии поиска и приобретения новых угодий. Другие, наоборот, хотят продать землю и показать товар лицом: с правильными картами, кадастровым планом. Среди тех, кто заказывает оценку земли, есть компании, которые ещё не готовы к дифференцированному внесению, но хотят лучше понять свои земли. У нас есть недавний пример, когда в хозяйстве из 8 000 га в итоге оставили 5 000: было выявлено, что 3 000 га принесли 15 млн убытков, и эти земли были переданы в аренду. Оценка земель – базовая компетенция нашей компании. Мы почвоведы и хорошо разбираемся в почвах. У нас есть нужные специалисты, специализированный софт и опыт в этих вопросах. – Вы рекомендуете вносить меньше удобрений на тех участках поля, которые обладают меньшим потенциалом урожайности. Не приведёт ли это к тому, что окончательно загубите эти малоплодородные участки? – Точно нет, потому что мы никогда не даём рекомендаций, которые привели бы к ухудшению почвенного плодородия. Это иллюзия, что с помощью азотной кислоты можно как-то поднять плодородие или, как часто говорят, оставить её внукам. Ведь КАС и селитра — а это 70% от общего количества используемых удобрений — по природе своей не обладают последействием. Если же мы говорим про фосфорно-калийные удобрения, то их вносят в меньшем объёме — 1,5-2 ц, и могу сказать, что они тоже не достанутся нашим внукам. К тому же внесённые на будущее удобрения – это замороженный капитал, который можно было бы инвестировать в развитие уже сейчас. – Бытует мнение, что дифференцированное внесение – это дорогое удовольствие. Много слышно о вашей успешной работе с холдингами. Значит ли это, что фермерским хозяйствам, средним сельхозпредприятиям эти технологии не по карману? – Это не так. Затраты на внедрение дифвнесения, включая оборудование, составляют 3-6 млн и не представляются заоблачными. Но у нашей компании есть политика ценообразования, которая позволяет держать цену на приемлемом уровне при заказе технологии на 5 000 га и больше. Мы работаем и с меньшими площадями, но тогда ценник корректируется в сторону некоторого увеличения. Миф о дороговизне дифвнесения зародился потому, что последние 10-12 лет по этой теме было очень много технических предложений, значительная часть которых была неработающей и при этом дорогостоящей. Сейчас всё по-другому. Мы знаем, какие решения будут действительно работать, знаем, как избежать лишних трат, переоборудовав технику, знаем, как лучше выстроить процесс, чтобы все этапы прошли вовремя. И уже в первый год внедрения хозяйства начинают получать дополнительную прибыль от 2000 руб./га – Сегодня ваша компания осваивает параллельно другие ниши дифференцированного подхода, в частности это дифференцированный посев и десикация. Насколько, это сейчас востребовано? – В этом году мы наблюдали возрастание интереса к теме точного высева. Ею уже начали интересоваться крупные холдинги. Очень увеличился спрос на десикацию. Технологию, которую мы разработали в 2016 году и запатентовали в 2019 году, сейчас применяют всё больше хозяйств: для подсолнечника, рапса, льна, нута, чечевицы, сои. Иногда для зерновых, когда нужно подсушить часть полей для раннего начала уборки. Есть понимание, что, имея опрыскиватель с функциями дифвнесения и удобное программное обеспечение, можно заправить машину сразу на несколько полей и там, где уже сухо, дать меньше «жёсткого» препарата. – По вашим впечатлениям, спрос на «умное земледелие» растёт? – Безусловно. Мы видим это по своей компании. В этом году почти в два раза увеличили объём по сравнению с прошлым годом. Хотя первое полугодие было очень сложным в связи с закрытостью предприятий, во второй половине года нам удалось реализовать все начатые проекты. В этом году мы вышли в Казахстан — начали работать с хозяйством «Трояна» Юрия Михайловича Малышко. Благодаря тому что наша компания очень хорошо ориентируется в Казахстане и фермеры отлично знают свои поля, многое удалось реализовать с помощью дистанционных технологий. Весной, надеемся, получится реализовать полевой этап. Кстати, здесь у нас был интересный опыт, когда навороченную электронику за $ 11-12 тыс. не удалось запустить в работу, а спас положение старый монитор сеялки за $ 3 тыс. Так что точное земледелие — это не про деньги, а про готовность искать решения и развиваться. Масличные рентабельнее зерновых. Засуха на юге и ограничения экспорта – не повод отказываться от подсолнечника В 2019/20 масличном сезоне в России отмечено сокращение посевных площадей под соей, рапсом и подсолнечником. Говорит ли это о снижении интереса аграриев к масличным культурам? По мнению гендиректора «ПроЗерно» Владимира Петриченко, вовсе нет, но факторы повлияли разные: в случае с соей сыграли роль неблагоприятные погодные условия (недосев отмечен преимущественно на Дальнем Востоке), сокращение посевов рапса отмечено в основном по яровому и обусловлено тем, что аграрии предпочли зерновые яровому рапсу. А вот что касается подсолнечника – его посевные площади тоже сократились по сравнению с предыдущим сезоном, но здесь, вполне возможно, имела место осторожность сельхозпроизводителей на фоне ограничений экспорта. Из ключевых событий аналитик отметил существенный недобор подсолнечника на юге России, причиной этого является исключительно погодный фактор. Многие эксперты сейчас склонны говорить даже об изменении климата, в связи с чем подсолнечник всё больше “смещается” на северо-восток. Действительно, такая тенденция прослеживается, главным кластером этой культуры становится Поволжье. Однако, по мнению Владимира Петриченко, погода – не повод отказываться от возделывания подсолнечника на юге страны. – Надеюсь, вывод об изменении климата – преждевременный. Хотя такая тенденция сейчас наблюдается и на Украине. Не стоит торопиться с выводами: через 10 лет может быть иная ситуация. Эти волны неблагоприятных или благоприятных условий бывают короткими и длинными, – отметил Владимир Петриченко. Масличные рентабельнее зерновых. Засуха на юге и пошлина - не повод отказаться от подсолнечника Особенно этот вопрос актуален сейчас: из-за засухи текущее состояние озимых посевов вызывает тревогу. По оценке эксперта, весной может возникнуть необходимость пересева от 2 до 4 млн га озимых в стране в результате их гибели. Целесообразно пересеять эту площадь подсолнечником или соей. Поскольку «конъюнктура масличных рентабельнее, чем зерновых». Положительную роль для поддержания рентабельности масличных на мировом рынке играет такой фактор, как рост потребления растительных масел. Сегодня он обгоняет рост производства. «В результате мы увидим сокращение конечных запасов в мире. Это выносит цены на масличные на хорошие высоты по сравнению с прошлыми сезонами», – отметил Владимир Петриченко. В 2020 году особенно выросла цена на подсолнечное масло на мировом рынке, оно стало стоить дороже соевого и рапсового, что, в принципе, оправдано его потребительскими свойствами. – В декабре мы наблюдаем локальный максимум рублёвых цен на подсолнечник и максимум мировых цен на подсолнечное масло. На фоне укрепления курса рубля можно ожидать в дальнейшем стабилизации цен, вероятно, это повод задуматься о реализации подсолнечника. Будет ли рост во второй половине сезона – возможно, но это уже элемент риска, – считает Владимир Петриченко. А вот на рапс и сою максимум ещё может быть впереди. Учитывая растущий спрос на мировом рынке, возделывание этих культур в России остаётся перспективным. – По сое можем ещё подойти к пределу цен в ближайшее время, но когда на рынок выйдет южноамериканская соя, на фоне укрепления рубля возможен откат цен. По рапсу тоже ещё не вечер: дополнительный всплеск на рынке может вызвать дефицит рапса в Евросоюзе. Введение экспортной пошлины на подсолнечное масло Владимир Петриченко назвал маловероятным, поскольку это ключевой экспортный продукт масложирового комплекса. «Если мы хотим подорвать экономику, конечно, надо вводить ограничения, но это контрпродуктивная мера», – считает эксперт. По его мнению, высокие внутренние цены на масло обусловлены не отраслевой проблемой дорогого сырья, а процессами на мировом рынке и курсовыми колебаниями. Пошлины – это деньги из кармана крестьян. Госрегулирование рынка снижает мотивацию аграриев расширять посевы Президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский не видит целесообразности во введении механизмов государственного контроля на рынке зерновых и масличных. По его словам, квотирование экспорта зерна в 2020 году сыграло в пользу российского рынка: цены на мировом рынке выросли на фоне ажиотажа до рекордных значений. – Но мы считаем, всё равно это вносит существенное количество дополнительных рисков и непредсказуемости, что в целом не является хорошим эффектом, – заявил эксперт газете. Что касается решения о введении пошлины на пшеницу и повышения пошлины на подсолнечник и рапс, этот механизм не затрагивает экономику экспортёров: «Если экспортёр не будет вписываться в экономику, он просто прекратит закупки, для него остановиться не проблема. На внутреннем рынке это приведёт к давлению излишков сельхозпродукции и обвалу цен до экспортного паритета – закупочные цены снизятся на размер пошлины. Поэтому надо понимать, что пошлины – это деньги из кармана крестьян и это убийство мотивации расширять посевные площади». "Пошлины - это деньги из кармана крестьян". Аркадий Злочевский о госрегулировании рынка В качестве примера президент РЗС привёл опыт Аргентины, которая в прошлом была достаточно крупным игроком на рынке зерна, но после введения пошлины на пшеницу выбыла с мирового рынка и теперь возвращается на него с большими усилиями. Оценивая экспортный потенциал зернового сезона 2020/21, эксперт отметил, что всего Россия может продать на мировой рынок чуть больше 50 млн т – это рекордный уровень. В ожидании ограничений экспорта отгрузки идут активнее, чем в прошлом году: «Продажи идут активными темпами, до Нового года такая ситуация будет продолжаться. За ноябрь вывезено 5,1 млн т, что достаточно высокий объём для ноября. Обычно по погодным условиям в это время экспортёры вынуждены снижать отгрузки. Конъюнктурно мы приближаемся к провалу по объёму отгрузок, но пока его не видно. За декабрь прогнозируем к вывозу 4,5 млн т». По оценке эксперта, во второй половине сезона экспортный потенциал составит 20 млн т зерна. Это тоже достаточно крупный объём. Однако цены на мировом рынке начали снижаться под давлением высокого урожая, полученного в странах южного полушария. В начале декабря Аркадий Злочевский прогнозировал, что цены на пшеницу на мировом рынке будут снижаться и упадут ниже отметки 250 дол./т. На фоне укрепления рубля эта тенденция может привести к образованию экспортного диспаритета в России и снижению темпов отгрузок. Плюс влияние такого фактора, как объявленное Минсельхозом решение о введении квоты на пшеницу с 15 февраля 2021 года и повышение пошлины до 25 евро/т. «Мы видели активизацию экспорта на фоне ожидаемых ограничений. Такие периоды активизации, основанные на рисках из-за подобных решений – всегда имеют элементы отката. Если у экспортёров стоит задача выполнить программу до введения квот, потом у них может не остаться ресурсов продолжать экспорт в таком же темпе. В результате, когда наступят ограничения, они снизят активность, это, безусловно, повлияет на рынок». По мнению эксперта, снижения цен следует ожидать по всем культурам зерновой группы. Говоря о долгосрочных перспективах развития экспорта зерна, Аркадий Злочевский отметил важность открытия рынка Китая. В отличие от Украины, Россия пока не имеет доступа на него – всё зависит от политического решения правительства Китая. Что касается европейского рынка, он очень важен для поставок, прежде всего, качественного зерна из России. Однако в данном случае «Россия сама рубит сук, на котором сидит». – Мы видели, как введение в 2014 году плавающей пошлины на экспорт пшеницы убило поставки твёрдой и высокопротеиновой пшеницы в Европу на корню. Потом пошлина была обнулена, и поставки понемногу реанимировались. Но поскольку отдачи от инвестиций в это производство надо ждать минимум пять лет, рисковать никто не хочет, особенно на фоне разговоров о новом повышении пошлины. В результате только начавшее возрождаться производство пшеницы 1-2-го классов попало под дамоклов меч и угрожает полностью свернуться. То же касается и ограничений экспорта масличных: требуя повышения пошлин, маслозаводы сами загоняют себя в дефицит сырья. По мнению Злочевского, 2020 год стал лакмусовой бумагой: из-за неопределённости на рынке в связи с ограничениями экспорта аграрии меньше вкладывали в технологии, сократили посевные площади под подсолнечником, в результате снизился и валовый сбор по сравнению с 2019 годом. В то же время, как отметил Аркадий Злочевский, российские сельхозпроизводители научились хорошо ориентироваться в рыночных реалиях, оптимизировать производство с учётом выручки с гектара, активно осваивают выгодные нишевые культуры – горчица, масличный лён, нут, горох. – Выстраивание севооборота – тонкая вещь, поскольку всегда есть ограничения в виде погодных и климатических условий. Резко переключиться с одной культуры на другую невозможно, но небольшие перемещения во внутреннем балансе в пользу более привлекательных культур вполне возможны. По мнению Злочевского, кроме нишевых культур достаточно интересная с точки зрения экономики позиция – пивоваренный ячмень: «Не так давно крестьяне начали её осваивать. Раньше пивоварение было завязано на поставки импортного солода. Сейчас рынок переориентировался, и российские аграрии практически полностью снабжают отечественное пивоварение». Зернотрейдер зарабатывает на инфраструктуре. Дмитрий Лысенко о конкуренции трейдеров, качестве пшеницы и мировом спросе Падение урожайности, квоты, высокие цены – таким запомнится уходящий год аграриям. Каково было в этих условиях работать экспортёрам? Об этом «Крестьянин» спросил Дмитрия Лысенко, заместителя гендиректора АО «Астон» – компании, которая входит в пятёрку крупнейших экспортёров зерна и лидирует по экспорту подсолнечного масла. – Дмитрий Николаевич, каким запомнится уходящий год компании «Астон»? – Для нас этот год не был «високосным». Мы практически в два раза нарастили экспорт зерна. Если за весь сезон 2019/20 мы поставили за рубеж 3,7 млн тонн пшеницы, то в этом сезоне только за первое полугодие наш экспорт превысит 4 млн тонн зерна. Почему это произошло? С одной стороны, сложилась выгодная конъюнктура рынка. Сезон начинался с $ 200 за тонну пшеницы с протеином 12,5% (FOB Новороссийск), сейчас цены колеблются на уровне 250-255 $/т, а осенью доходили и до 260 $/т. С другой стороны, мы шли к этому все предыдущие годы: наращивали мощности по перевалке зерна, строили флот. Этим летом мы спустили на воду четыре новых сухогруза класса «река-море». Для нас этот год был очень успешным. Крупнейший экспортёр зерна о конкуренции трейдеров, качестве пшеницы и мировом спросе – Как прокомментируете квоту – прошлую и будущую? – Я прекрасно понимаю правительство: есть такое понятие, как продовольственная безопасность страны. Любое государство должно заботиться прежде всего о внутренней потребности. Именно поэтому Минсельхоз так тщательно составляет баланс производства и внутреннего потребления зерна. Квота в 2020 году не стала для нас ограничением, мы выполнили все свои обязательства. И хотя квоту исчерпали в середине мая, к тому моменту уже и зерна внутри страны не осталось, и конъюнктура рынка не способствовала активному экспорту. В следующем году квоту будут распределять по историческому принципу. Я считаю, это справедливо: любой трейдер прогнозирует свои объёмы, вкладывает деньги в инфраструктуру. Справедливо, что тот, кто может вывезти больше зерна, получит большую долю в квоте. Мощности не должны простаивать. – В первой половине сезона страны-импортёры активно запасались зерном, ключевые игроки обеспечили себя пшеницей на несколько месяцев вперёд. Спровоцирует ли это падение спроса во второй половине сезона? Действительно, спрос на российское зерно снизился, и это можно заметить по ценам: если месяц назад пшеница с протеи­ном 12,5% в глубоководных портах стоила 18 500 рублей за тонну, то сейчас – уже 16 500. Забрезжили перспективы массовой вакцинации, растут нефтяные рынки, мировые импортёры уже не спешат заготавливать пшеницу впрок. На экспортных ценах сказывается и укрепление рубля. Предполагаю, падение спроса будет давить на цены в январе-марте, а ближе к апрелю на рынок начнёт влиять ещё один фактор – перспективы нового урожая. В этом году были не лучшие условия для озимых, но если прогнозы на урожай будут хорошими, пшеница подешевеет ещё больше. – Аналитики говорят, что количество компаний – экспортёров зерна сокращается. Чувствуете ли вы освобождение рынка? – Напротив. Маржи в трейде сложно добиться, чувствовать себя уверенно могут только те, кто имеет собственную инфраструктуру. Именно поэтому мы вкладываем деньги в покупку флота, в строительство новых терминалов и реконструкцию старых. С каждым годом конкуренция становится всё сильнее и сильнее; если у компаний нет собственной инфраструктуры, они отсеиваются… Это как в любом рынке – выживает сильнейший. – «Астон» – крупнейший экспортёр масла, а семена за рубеж продавать доводилось? – Мы никогда не экспортировали подсолнечник, хотя и видели в этом выгоду. Мы занимаемся экспортом масла, это более перспективно. Масло имеет добавленную стоимость, даёт рабочие места и налоги. Подсолнечник вывозят за рубеж те, кто не имеет своих мощностей по переработке. – Маслозаводы жалуются на недостаток сырья. Вам его тоже не хватает? – Недостатка в подсолнечнике мы не испытываем. Наши заводы работают на полную мощность и обеспечены сырьём на несколько месяцев вперёд. Мы выбрали правильную стратегию и ещё в начале сезона закупили много подсолнечника, который нам позволяет бесперебойно работать. Какие-то объёмы кредитовали, то есть платили за урожай вперёд, какие-то объёмы покупали сразу после уборки. У нас есть долгосрочные контракты с крупными хозяйствами. Мы продолжаем покупать подсолнечник и сейчас, хотя уже немного снизили деловую активность, потому что цены на масло и на шрот пошли вниз. Кроме того, укрепился рубль: в «активный» сезон доллар стоил 77-79 рублей, теперь – 73 рубля. – Вы не поддерживаете идею пошлины на экспорт зерна – считая, что рынок сам себя отрегулирует. При этом пошлину на подсолнечник одобряете. Почему? – Потому что по пшенице мы не экспортируем лишнего, внутренние потребности в зерне удовлетворены. С масличными наоборот: производственные мощности недозагружены, мы все испытываем дефицит сырья. Если бы в этом году Россия вырастила все 18 млн тонн подсолнечника, наших мощностей – «Астона», «Юга Руси», «Эфко» – было бы достаточно, чтобы их переработать. Поверьте, у переработчика от пошлины карман шире не станет, мы в этом году работаем на минимальной рентабельности. – Какие культуры планируете выращивать в будущем сезоне? – Я вряд ли смогу дать полноценную консультацию: нишевыми культурами занимаются в основном небольшие экспортёры. «Астон» в этом году успешно экспортировал и льняное масло, и семена льна. В следующем году мы планируем начать строительство нового льняного завода в Азове, и урожаев одной только Ростовской области будет недостаточно, чтобы его загрузить, поэтому я бы советовал присмотреться к этой неприхотливой культуре. В этом году маслосемена доходили до 28 тыс. рублей за килограмм. Безусловно, стоит выращивать подсолнечник. Хотя на юге России складывались неблагоприятные условия для этой культуры, думаю, крестьяне компенсировали ценой свои потери в урожайности. Главной экспортной культурой в 2021 году останется пшеница, но нужно помнить, что основное мировое потреб­ление приходится на зерно с протеином 11,5-12,5%. Если посмотреть наши прайсы, вы увидите, что «тройка» и «четвёрка» отличаются всего на 100-200 рублей. И на мировом рынке разница между протеи­ном 11,5-12,5% и 13,5% всего три доллара. Наши крупные колхозы – «Кировский конный завод», «Целина» – выращивают превосходное зерно с высокой натурой, с хорошим протеином, но, к сожалению, страны, которые покупают российскую пшеницу, с каждым годом становятся всё беднее. Я мог бы посоветовать не гнаться за количеством белка, но вряд ли смогу переубедить хозяйства, которые привыкли качественно работать. На проектом работали: Николай Гритчин Инга Сысоева Александра Коренева
Источник: https://agrobook.ru/
Категория: Аналитика, обзоры, право | Добавил: hellmann (25.12.2020) Просмотров: 168 | Теги: птицеводство, эксперты, животноводство, зерно, АПК, корма, аналитика, Итоги, високосный 2020, перспективы 2021 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0


Имя *:
Email *:
Код *:
All Right Reserved. Copyright: poultrysite.ru ™ © 2000 - 2021.
Поддержка сайта: Ринат Мустаев admin@poultrysite.ru
Подписка на рассылку: новости птицеводства и сельского хозяйства
Проверить тИЦ и PR
Top.Mail.Ru
Рассылка 'Птицеводство. Сельское хозяйство'
Правильный CSS!
Информация с новостных сайтов, публикуется согласно авторского права
с активной гиперссылкой на сайт первоисточника